Category:

Немножко про последние два месяца Виталика

Наверное до конца читать эту историю всем не стоит. Кончилась она плохо и я там оставил немного подробностей. Она получилась грустной. Хотя мы пока мы не пытались оглядываться назад, нам казалось, что и эти два месяца были вполне счастливые. Возможно потому что мы верили, что несмотря на страшный приговор врачей, чудо произойдёт.

Я действительно в какой-то момент перестал писать.Потому что не просто было выйти на какой-то стабильное состояние. Неприятности начались в конце февраля. Мы закончили 4ый курс тяжёлой химии (два первых нам вроде помогли) и собирались выписываться домой, а вместо этого попали с судорогами в реанимацию. И хотя выбрался Виталик оттуда быстро из больницы нас долго отпускать не хотели, а в процессе ещё и выяснилось, что химия нам  помогать перестала. На МРТ очередной прогресс.

Идеи у Желудковой на этом практически кончились. Оставалось якобы два варианта Опдиво® (ниволумаб)  или темодал.

Но с первым препаратом нас просто подразнили. Оказалось, что Желудкова не может ни одну клинику в России уговорить на такой эксперимент, а за границей тем более не хотят с нами связываться. Оставался только темодал.

И 12 марта мы начали принимать темодал. Неожиданно оказалось, что в таблетках и лежать в больнице не надо. Но радость наша была недолгой. На следующей день Виталик плохо себя почувствовал пришлось лечь в больницу. Около 4 дней держалась высокая ничем не сбиваемая температура. Виталик не очень понимал, что происходит. Но в пятницу 17 марта очнулся, начал считать числа и кушать, а к понедельнику был вполне бодрый и очень удивлял лечащего врача Сирак Назаровича, который решил, что это явный признак, что лечение нам помогло. 

Так что выписались мы на почти месячный перерыв вполне весёлые.

Правда немного располненили на выписанных гормонах. Но так зато Виталик начал заниматься гантелями и ходить по лестницам до 8го этажа и обратно. Почти месяц всё было относительно хорошо. 

Немного расслабились и Виталик умудрился неудачно упасть. Ударился лбом. Но ещё полтора дня был абсолютно весёлый и адекватный. На следующий день утром мы с ним прошли около 1000 ступенек вверх и вниз. А вечером (полтора дня спустя после падения) у него неожиданно начались признаки сотрясения мозга и пришлось вернуться в больницу.  Один из признаков оказалась почти полная амнезия, которая резко усилилась за два дня. И пока мы надеялись, что это просто сотрясение пришел результат ещё одного МРТ. Оказалось, что темодал нам больше не помогает, а бяка быстро растёт. В результате лечить нас прекратили и 17 апреля отправили домой. К этому времени от сотрясения мы почти оправились. Первое что восстановилось это счёт. Вначале считали до десяти. Потом листали календарь и считали до 30. Второе это лего в игровой комнате больницы. Почти не разговаривая с нами, приводил нас и начинал собирать. Начал смеяться над мультиками. Иногда казалось, что он всё помнит, просто ему очень тяжело говорить и понимать нас. К моменту выхода из больницы практически полностью восстановился. Играл в прятки, кормил голубей.  И казалось практически всё вспомнил. 

Эмилька учила его квилингу. Читали книжки. Виталик спрашивал меня за что он любит лето. Я перечислил кучу всего. Но только на следующий день понял, что он имел ввиду свой день рождения 24 июня. 

Но уже 26 апреля стали плохо ходить ножки. Зато нас взял под опеку “Дом с маяком” и оказалось, что если ребёнок плохо себя чувствует можно посоветоваться с врачом, дать таблетку и всё пройдёт и не надо нестись в больницу.  

Из-за ножек у малыша началась депрессия. Он не хотел вылезать из своей кроватки. Всё что удавалось принести на кухню и покормить. Но он ещё играл. Выбирал еду. Чистил себе мандарины. Кушал. Иногда соглашался слушать сказки, хотя больше спал. Но 4 мая начала болеть голова. И если вначале удалось снять боль парацетамолом. То уже шестого не помогал даже трамол. Или помогал но не надолго. 

7го мая я весь день занимался получением морфина. Виталик не очень хотел с нами общаться , но оставался в сознании. Адекватно отвечал на наши вопросы. И не очень нам верил, что мы сможем ему помочь. Морфин ему помог но через несколько часов начались судороги. Сняли судороги, остановилось дыхание. В результате реанимация увезла малыша в реанимацию Морозовской, но как выяснилось болезнь уже практически съела центры отвечающие и за дыхание и сердцебиение. Врачи смогли удержать тело в рабочем состоянии ещё два дня, но насколько мы поняли скорее всего мозг отказал дома 7го вечером.

UPD:

Успели с ним в больнице прочитать все три повести о Карлсоне.

Уже когда больше лежал в кроватке, попросил дать календарь и перестнул его на страничку, где он зимой на лыжах.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.